надо в дорогу, дорогу, дорогу мне торопиться...

Капли стеснительно падали на водную гладь, боясь разбудить, разбить, разрушить… Тишина скуляще звенела, ударяясь в висок. Это было похоже на выстрел, на 100 выстрелов в минуту. Боль – это мечта, это потом, это, когда будет чему и зачем болеть, а пока я черная дыра.

Ты стоишь у подоконника и нервно куришь, пуская пушистые кольца в форточку…на свободу…хочу…Я.

Разум покинул меня, чувства шкалят в ультразвуке, в голове пусто и только мысль змейкой: «Не кури в доме!» Боже, о чем я сейчас, когда ты одним словом стёр меня из своей жизни. Я должна кричать, требовать, просить или просто тихо плакать. Кому должна? – Тем трем годам, что ты был рядом, той иллюзии по имени «Мы».

Когда это случилось, когда? Когда «Мы» умерло или, может, погибло? Зачем пережил эту потерю один, без меня. Ведь это тяжело, это невозможно. Я бы поддержала, поняла и простила, ведь об умершем нельзя плохо вспоминать и говорить. Ты тревожно счастлив: ты освободился, теперь это моя ноша. Моя всецело. А ты лети… Она, наверное, тоже переживает, ждет…

Прощай.